10 августа
Поставить закладку Сделать стартовой О проекте Помощь Размещение рекламы на сайте
MyMetal.ru | весь металлургический рынок России
расширенный поиск

Новости индустрии


Сергей Носов: спецстали такое же национальное достояние, как и космические технологии



СССР был очень богатой страной. Я в те времена был мастером в мартеновском цехе на блоке печей по производству спецсталей В пятницу "Рособоронэкспорт" объявил о завершении сделки по покупке100% акций волгоградского металлургического завода "Красный Октябрь".Это первый производитель спецстали, который вошел в формируемыйгоспосредником по экспорту вооружений новый холдинг "Русспецсталь". Отом, зачем "Рособоронэкспорту" металлургические заводы, впервые последвухлетнего периода молчания рассказал Ъ гендиректор "Русспецстали"экс-глава Нижнетагильского металлургического комбината СЕРГЕЙ НОСОВ. – В 2005 году вы ушли из Evraz Group? Чем занимались эти два года?
– У меня был ряд небольших инвестиционных проектов. Просто жил, уделял время семье и детям.
– Ваш уход от Александра Абрамова (партнер по Evraz Group.– Ъ) – большая интрига в отрасли. Все гадают, что заставило вас покинуть компанию?
– А у вас какие версии?
– Политические причины и расхождение во взглядах с бывшим президентом компании Валерием Хорошковским.
– Первое, о политике. Руководительградообразующего предприятия имеет громадное влияние на социальнуюобстановку в городе, соответственно, на настроение избирателей. Темболее Нижнетагильский металлургический комбинат вышел из тяжелойситуации банкротства, и фамилия директора в городе была оченьпопулярной. Это кого-то пугало, кого-то раздражало, кто-то пыталсяразыграть свою карту. Но мой уход из компании с политическойдеятельностью никак не связан.
– Но вы возглавили список "Единой России" вдуму Свердловской области, состоявший из местных представителей"Отечества", которое тогда возглавлял противник губернатора ЭдуардаРосселя мэр Аркадий Чернецкий. А господин Россель рассчитывал, что вашблок как раз не будет конкурентом его блоку "За родной Урал".
– Решение по списку всегда принималосьруководством "Единой России" в Москве. Свердловская область интересна втом числе и своей сложностью. А все остальное, о чем вы говорили, делажитейские. Я избрался в палату представителей законодательного собранияСвердловской области, набрав почти 90% голосов избирателей.
Что касается второй части вопроса – о ВалерииХорошковском, то все эти сплетни о наших разногласиях тоже неправда. Унас даже не было времени для разногласий. Я принял окончательноерешение о том, что буду уходить, еще в декабре 2004 года. Все проще.Evraz Group, пройдя определенный этап своего развития, перешла надругой уровень – IPO. И в этой связи дальше каждый из нас определялновую цель в жизни, новый вызов, если хотите. Некоторые ушли изкомпании и пошли своим путем.
– То есть накануне IPO вы внезапно решили продать свою долю в компании Александру Абрамову?
– Почему внезапно? Я бы сказал, это было осознанное решение.
– Исходя из бизнес-логики, все должно былобыть с точностью до наоборот. Продавать долю надо после IPO, когда естьрыночная оценка акций.
– У каждого своя логика и свои договоренности.Дай бог, чтобы у каждого была возможность жить и работать так, как онхочет, как ему интересно.
– Вы действительно подписали некий документс господином Абрамовым о неразглашении деталей ухода из Evraz и взялина себя обязательство несколько лет не работать на его конкурентов вРоссии?
– Нет, такие документы мы не подписывали. Чтокасается работы на конкурентов, в любой компании аналогичного уровняэто вполне естественные условия. И я считаю, в таких случаях год этодля всех вполне приемлемый срок.
– Вы поддерживаете отношения с Александром Абрамовым?
– Да, мы общаемся.
– Когда вы уходили из Evraz, вы знали, что он выйдет из компании вслед за вами через некоторое время?
– Насколько я знаю, из компании он не вышел,часть акций продал, так это другое дело. То, что это произойдет, можнобыло предположить, а в каких объемах, так это уже личное дело каждого.
– Я правильно понимаю, что ваши переговоры осотрудничестве с Игорем Зюзиным (владелец 70% акций "Мечела") началисьпосле истечения моратория на работу в отрасли?
– Это просто совпадение. Срок жестко не оговаривался. Просто мы как раз в феврале начали общаться.
– Это была ваша инициатива или его?
– Наверное, больше моя.
– Чем он вас звал заниматься?
– Речь шла о возможности развитияметаллургического дивизиона группы "Мечел". На момент переговоров, смоей точки зрения, показатели этого дивизиона были гораздо хуже, чемсейчас. Консультации шли на тему, как сделать их лучше.
– Почему вы не договорились?
– Прежде всего наметилось оживление в работе"Мечела", связанное с ситуацией на рынке. Кроме того, тогда шел разводс Владимиром Иорихом. А это всегда оставляет отпечаток. Наверное,психологически сложно с одним партнером расстаться, а в то же время сдругим соглашение подписать.
– Вы должны были войти в долю, стать акционером "Мечела"?
– Должен был и хотел – разные вещи.
– Информация о том, что вы возглавите"Русспецсталь", появилась в июне 2006 года. Как вы оказались в полезрения "Рособоронэкспорта"?
– Мне об этом никто не докладывал. Я думаю, это совпадение по времени идеи, необходимости и возможностей.
– Это вы предложили создавать госхолдинг?
– Нет.
– В чем проблема спецсталей? Зачем понадобилось брать их под госконтроль?
– Зачем вы всех пугаете словами прогосконтроль? Между прочим, многие компании в Европе являютсягосударственными. Тот же Airbus, например. И никто их за это неупрекает, правда? Просто доля спецсталей и сплавов в общем объемеметаллургического производства России не сопоставима мала по сравнениюс прошлыми периодами и по сравнению с лидерами мировой экономики, укоторых эта часть металлургии так или иначе контролируетсягосударством. Кроме того, одна из важнейших статей экспорта нашегогосударства требует не сегодняшней дисциплины поставок комплектующих.
– Сейчас производители спецстали срывают контракты?
– То, что с этим вопросом не все благополучно,не является большим секретом. Кроме того, есть необходимость повышениятребований к качеству и понимания логики ценообразования.
– А какова рентабельность производства спецсталей?
– Она гораздо ниже, чем у крупных компаний и холдингов, от 2 до 10%, и еще смотря как считать.
– Как вы собираетесь ее поднимать, если не будет конкуренции в отрасли, так как она будет работать по госзаказам?
– А при чем здесь конкуренция? Себестоимостью заниматься надо, затраты снижать.
– Одной из основных статей расходов припроизводстве спецсталей являются расходы на покупку никеля, который,как известно, только с начала года вырос в цене почти на 30%. Может,для оптимизации издержек "Русспецстали" приобрести "Норильский никель"?
– Думаю, для снижения издержек "Русспецсталей"этого делать не стоит. Есть другой вариант – увеличить использованиевторичных ресурсов. СССР был очень богатой страной. Я в те времена былмастером в мартеновском цехе на блоке печей по производству спецсталей.Использование никельсодержащих отходов было обязательным и жесткоконтролировалось. И сегодня этот фактор оказывает самое серьезноевлияние на экономику предприятия.
– До какого уровня вы можете поднять рентабельность?
– До 25% надо доводить.
– Какие предприятия могут войти в холдинг?
– Это не простой вопрос. Нельзя не учитыватьсуществующую форму собственности. Активы могут входить в "Русспецсталь"через приобретение и присоединение. Что и кто может войти, сейчас точносказать довольно сложно. Основные критерии – эффективность ицелесообразность.
– Челябинский меткомбинат рассматривается вами?
– Рассмотреть, подчеркиваю, рассмотреть стоитвсе предприятия, когда-то производившие сталь интересующего нассортамента. Потому что так уж получилось, что в данной отрасли весьспектр технологий, технологических агрегатов, подготовленного когда-топерсонала находится не в одном месте, а расположен на разныхпредприятиях.
– Но "Красный Октябрь" в основном производит сортовой прокат. Вы будете сворачивать это производство?
– Зачем? Если продукция рентабельна, если естьвозможность дозагрузить агрегаты? Прокат черных металлов и прокатспециальных сталей и сплавов всегда производились бок о бок, на одномпредприятии. Это, если хотите, технологическая и экономическаяцелесообразность.
– С кем вы еще ведете переговоры?
– Пока ни с кем. Мы в пятницу только закончили сделку с "Красным Октябрем".
– А какова все-таки структура акционеров "Русспецстали"?
– "Рособоронэкспорт" является самым крупным акционером.
– Midland Group получила 25% минус одна акция?
– Да.
– Какую долю банки получили в залог по финансированию сделки?
– Не могу сказать.
– Вы являетесь акционером компании?
– Нет.
– У вас есть опционы?
– Эта информация является наиболее важной в интересующем вас вопросе?
– Но вы же должны понимать, за что работаете?
– Да, вполне. Мне интересно делать то, что могут сделать только немногие. Чем труднее, тем интереснее – меня так учили.
– Специалисты говорят, что в России ежегоднопроизводится около 140 тыс. тонн спецстали. При этомоборонно-промышленному комплексу требуется 10-15% из них, остальноеидет на гражданские нужды. Какова все-таки задача: обеспечить ОПК этойпродукцией или полностью контролировать отрасль?
– Вообще-то, надо уточнить, о какой отрасли выговорите? Я еще раз повторюсь. Первое: технологии производстваспециальных сталей и сплавов являются наиболее сложными в металлургии,и основываются они на тех же фундаментальных знаниях, что и всяметаллургия в целом,– "теории металлургических процессов и обработкеметаллов давлением". Второе: эти технологии зачастую уникальны, онитакое же национальное достояние, как и космические технологии,технологии атомной энергетики. Третье: производство специальных сталейи сплавов на предприятиях, где оно есть, неотделимо от производствачерного металла. Повторяю – это технология. Это надо знать или пониматьи перестать лукавить по этому поводу. Предприятия спецметаллургиивсегда были поставщиками металла как для ОПК, так и для гражданскихнужд. Я хочу сказать, что в свое время было много дискуссий – нужен илине нужен стране стан-5000? И как теперь показывает история – нужен, иочень сильно. То же самое со спецсталью: спецсталь нужна. Необязательно государству в этой области иметь контрольный пакет.Достаточно контролировать процессы, которые происходят.
– Простите, что все время возвращаюсь кЧелябинскому меткомбинату (ЧМК). Для рынка это важный вопрос. Аналитикиполагают, что теоретически можно было бы выделить из комбинатаспецпроизводство в отдельное юридическое лицо для "Русспецстали". Выуже думали над технологией?
– Как бы я ни ответил, вы сделаете вывод, что мы собрались приобретать ЧМК. Поэтому можно без комментариев?
– А производители комплектующих также могут быть интегрированы в ваш холдинг?
– Я бы видел там производство полуфабрикатовдля дальнейшей переработки. То есть поковки, заготовки для предприятийсреднего и другого машиностроения. А вот где разумная середина – этовопрос, на который будем искать ответ.
– Может, проще "Русспецстали" построить новое производство, чем со всеми договариваться?
– Надо понимать эти вещи. Специфика ведь нетолько в оборудовании, а в инженерных кадрах, навыках, умении. А потом,что лучше, надо считать.
– Сколько времени у вас уйдет на разработку концепции развития "Русспецстали"?
– Я исхожу из своего опыта и думаю, от трех до шести месяцев.

Комментарии

{Name}
{Date}
{Time}
{Text}
{Label:leaveComment}
{Label:nameLabel}
{Label:ratingLabel}
{Label:commentLabel}


Смотрите также: Новости портала, Новости индустрии, Новости компаний



MyMetal