26 мая
Поставить закладку Сделать стартовой О проекте Помощь Размещение рекламы на сайте
MyMetal.ru | весь металлургический рынок России
расширенный поиск

Новости индустрии


Гендиректор "Интерурала" Александр Тихонов: Виноваты не мы, а финансовый кризис



Компания “Интерурал” — один из российских металлургических трейдеров — хорошо известна в Свердловской области, но москвичам и жителям Подмосковья это имя мало что говорит. Зато здесь наверняка знают компанию “Стройметресурс” — одного из лидеров строительного рынка Московской области, который в июле не смог расплатиться по своим векселям. Прямой связи между “Интеруралом” и “Стройметресурсом” не существует, но обе компании контролирует один и тот же человек. Как “Стройметресурс” решает свои финансовые проблемы и что собой представляет “Интерурал”, “Ведомостям” рассказал гендиректор “Стройметресурса” и гендиректор “Интерурала” Александр Тихонов.— Как получилось, что “Стройметресурс” — крупная компания с такими значительными масштабами строительства — не смогла вовремя расплатиться по своим обязательствам?— Если вы имеете в виду единичные случаи, когда “Стройметресурс” задерживал оплату веселей, то да, действительно такие случаи были. Но это произошло в период обострения финансового кризиса. Банки практически перестали кредитовать все строительные организации, не только “Стройметресурс”, получение ресурсов откуда-либо было затруднено. Весь финансовый процесс, который был рассчитан на то, что происходит выпуск, погашение, снова выпуск и т. д., нарушился. Когда машина работает только на вход, но не работает на выход, это уже не работа. Но мы нашли в себе силы и постепенно гасим оставшиеся на рынке векселя. Думаю, что мы этот процесс закончим до конца этого года, хотя, возможно, часть перенесется на начало следующего года.— Гасим или реструктурируем?— Часть векселей погашается, часть реструктурируется, т. е. партнеры согласились принять деньги не все сразу, а с рассрочкой в два-три месяца. Люди понимают, что виновник — не мы, а финансовый кризис, который вынес из банковской системы колоссальное количество денег. Только физические лица вынесли из банков миллиарды. Сейчас многие коммерческие банки чувствуют себя тяжело, но мало кто признается в этом.— Население вынесло из частных банков и отнесло в государственные.— Больше половины денег [изъятых из банков] население отнесло в Подматрас-банк. А эти миллиарды работали. Они были в банках. Банки кредитовали “Стройметресурс” и рады были бы кредитовать и сейчас, если бы у них были средства. Но сейчас со средствами стало очень плохо: ликвидность упала, межбанковский рынок не работает.— Все так. Но почему проблемы возникли у “Стройметресурса”? У многих строительных компаний есть векселя, но пока им удается расплачиваться по своим обязательствам.— Я бы очень хотел своим коллегам-строителям пожелать хорошей работы. Но могу сказать только одно: всему строительному комплексу сегодня очень тяжело. Отрасль переживает глубочайший спад производства, причина которого — недостаток финансирования. Механизмы, которые работали до кризиса, сейчас не работают.— Кризис кризисом, но еще в конце прошлого года многих смущали высокие ставки по векселям, которые предлагал “Стройметресурс”. 25% годовых, если не ошибаюсь. Значительную премию по сравнению с другими банками предлагал по вкладам и родственный “Стройметресурсу” банк “Гранит”. Вывод напрашивался сам собой: компании очень срочно нужны деньги и в больших объемах.— Это мнение очень поверхностное. Чтобы быстро и активно строить, стройка нуждается в постоянном притоке денег. И деньги населения, деньги юридических лиц, в том числе те, которые мы получаем за счет продажи векселей, — все эти ресурсы привлекались главным образом для того, чтобы поддержать строительство. Эффективность операций позволяла в то время иметь достаточно высокую доходность.— Можете сказать, какова была рентабельность строительства?— Порядка 40%, и это позволяло платить 25% за привлекаемые деньги. Чтобы строить и строить быстро, постоянно нужны деньги. Для того чтобы деньги привлечь, надо выпускать векселя. Вот и весь механизм. Никакой пирамиды в этом нет. Сейчас, кстати, ставки заметно снизились. Что по векселям, что по вкладам “Гранита”. Это произошло в том числе и из-за того, что эффективность операций несколько снизилась. А снизилась она, потому что люди стали меньше покупать квартиры. Опять же исключительно из-за боязни, которая их охватила в период банковского кризиса, когда они стали выносить деньги из банков, понесли их в обменники, а потом домой. Они и сейчас осторожничают, но мы надеемся, что ситуация изменится, люди вернутся из отпусков, наступит сентябрь, и у нас увеличится объем продаж квартир. За счет этого мы получим новый доступ к ресурсам и ускорим темпы строительства.— Говорят, что по ряду объектов строительство у вас заморожено.— Мы продолжаем строить во всех 12 городах, но темпы, конечно, не те, что до кризиса. До кризиса, как я уже говорил, не было недостатка в ресурсах, был постоянный товарооборот, а доступ к финансовым ресурсам был совершенно свободным.— А как продвигаются переговоры с банками-кредиторами? Ведь у “Стройметресурса” значительный объем (более 1,1 млрд руб. на 1 апреля 2004 г.) краткосрочных займов.— С банками проще, чем с векселедержателями. Они понимают, что в кризисной ситуации предъявлять к заемщику требования так, как это можно было делать до кризиса, нельзя. Потому что все находятся в одной лодке. Если дело дойдет до взаимных исков, то начнется 1998 год, а повторения 1998 г. никто не хочет. А мощности, чтобы выйти из кризиса, у нас хватит, для этого просто нужно время. У нас много активов, прежде всего в виде строящихся квартир, заводов по производству стройматериалов. Мы всегда эти активы можем реализовать. Так что кредиты мы постепенно гасим и проблем с банками у нас нет.Мы надеемся, что осенью банки начнут выдавать новые кредиты. Тут ведь все завязано: люди начинают покупать квартиры, банки видят это и дают дополнительные деньги, быстрее идет строительство, люди приходят на строительную площадку, смотрят, что строители работают в три смены и даже ночью, и активнее покупают и т. д. Это замкнутый круг. Вырывать из него кого-то нельзя — вся система даст сбой.— Но пока банкиры не горят желанием вас кредитовать. Топ-менеджер одного из крупных банков — кредиторов “Стройметресурса” говорил мне: “Мы не хотим, чтобы наши деньги ушли в другие банки, мы хотим, чтобы на наши деньги строились дома”.— Не знаю, откуда у него такие опасения. Мы можем сконцентрировать его ресурсы на конкретном доме, подъезде и проч. Он может следить за тем, как тратятся его деньги. То есть мы построили 13-й этаж — банкир проплачивает деньги, построили 14-й — то же самое и т. д. В этом случае идет концентрация ресурсов, и он может быть абсолютно уверен в том, что эти деньги не будут переадресованы другим кредиторам.— Вы не боитесь, что потенциальные покупатели ваших квартир, узнав о проблемах компании, не рискнут иметь с ней дело?— У нас достаточно крепкий имидж. Люди знают, какие квартиры мы строим и какого они качества. К тому же любой человек в любой момент может прийти в компанию и выяснить все, что его интересует. Даже у меня. Я всегда на месте, работаю по 16 часов, и еще не было ни одного случая, когда бы я лично не выполнил свои обязательства.— Вы считаете, что за два месяца ситуация на рынке недвижимости выправится?— Очень хотелось бы. Чтобы люди перестали бояться, вытащили деньги из-под матраса, отнесли их в банки, а те возобновили кредитование строителей. Главное сейчас — восстановить финансовые потоки. Тогда темпы строительства мы восстановим моментально.— Правда, что вы снижаете цены на жилье?— Нет. Мы даже вынуждены их повышать. И не потому, что хотим больше содрать с народа, а потому, что цены на стройматериалы очень сильно растут.— Еще говорят, что вы, чтобы расплатиться с банками, продаете инвестиционные права с большим дисконтом.— Это слухи. Никакие права ни с каким дисконтом мы не продаем. Да и кто их купит? Банкам они не нужны — это финансовые институты, которые занимаются финансами. Строительные площадки мы тоже не продаем. Что это вообще за любовь к чернухе? Писали бы лучше о том, что мы сдали 76 квартир для военных, что “Стройметресурс” содержит детский дом на свои деньги, заканчиваем строительство детского сада.— Вы говорили, что у вас есть активы, которые вы готовы реализовать. Что-нибудь уже продали?— Да, у нас есть несколько заводов по производству стройматериалов, и мы готовы их продать, чтобы получить деньги и направить их в стройку. Но пока мы ничего не продали. Это не так просто сделать. У покупателей тоже либо нет денег, либо они боятся их тратить. Все сейчас говорят: “Мы сидим на деньгах и смотрим, что будет. Вдруг осенью будет еще тяжелее. Вторая волна кризиса и т. п.”. И вот все ходят и шепчутся, что лучше переждать и денег никому не давать — ни на стройку, ни на заводы, ни на фабрики, никуда. Но нам нужно строить, ведь мы взяли обязательства перед людьми. Поэтому мы будем искать инвесторов, которые хотят заработать, и будем давать им высокий доход.— Почему, когда вы решили заняться строительством, вы выбрали Подмосковье, а не столицу?— Нас привлек благоприятный инвестиционный климат. Руководители области всячески поддерживают строителей. Цены на наши квартиры — в среднем от $500 до $800 за 1 кв. м — в два раза ниже, чем в Москве. Для людей это очень привлекательный фактор. Прибыль от такого строительства, кстати, не такая высокая, как может показаться. У нас достаточно большие затраты. Очень много средств приходится тратить на строительные материалы, на оплату труда рабочих, на инженерные сооружения. Кроме того, в городах колоссальный износ коммуникационных сетей, водопровода, газа и теплоснабжения. Нам все это приходится менять.— Говорят, что вам в свое время удалось подобрать ключ к [губернатору Московской области Борису] Громову и это помогло компании закрепиться на подмосковном строительном рынке. На поддержку обладминистрации “Стройметресурс” ссылается в своих презентационных материалах, а юридический адрес компании в Щербинке полностью совпадает с местонахождением администрации города.— Я вам расскажу правду. У нас действительно хорошие производственные отношения со стройкомплексом Московской области, который оказывает поддержку не только нам, но и еще нескольким десяткам других строительных организаций. И если бы не конкуренция, то не было бы такого прогресса, какой происходит в подмосковном строительстве. Что касается губернатора Громова, то льгот от подмосковного правительства компания не имеет. У Громова нет любимчиков. Для него все равны. Просто он создает условия для работы, и этого достаточно.— А губернатор Свердловской области Эдуард Россель вам не помогает?— Я действительно знаком с Росселем порядка 20 лет. Каких-либо выгод от этого знакомства абсолютно не имею. У нас нет никаких заводов, предприятий в Свердловской области. Только недавно мы начали там строительство социального жилья, но на общих для всех условиях.— Чтобы выпустить облигации, “Стройметресурсу” пришлось раскрыть о себе много информации.— Мы открытая и прозрачная компания.— Но разве “Стройметресурс” не связан с “Интеруралом”?— “Стройметресурс” и “Интерурал” не аффилированы. Кстати, к “Интеруралу” тоже какое-то повышенное нездоровое внимание.— Наверное, потому, что это достаточно закрытая компания.— Да никакая она не закрытая. Это открытое акционерное общество. Всю информацию о нем можно найти в Интернете. Отчетность лежит на сайте ФКЦБ. Акции “Интерурала” торгуются на ММВБ [Московской межбанковской валютной бирже] в первом дивизионе (котировальном листе самого высшего уровня А1. — “Ведомости”). И все, что касается “Интерурала”, абсолютно открыто, потому что иначе акции компании лишились бы своего статуса.— Отчетность компании — важная информация, но это не единственное, что интересует участников рынка. Структура собственности, например, у нее совершенно непрозрачная.— Собственниками “Интерурала” являются российские компании — точно так же, как и “Стройметресурса”. Нет ни иностранцев, ни офшоров.— Про “Стройметресурс” известно, что 50% его акций принадлежат ООО “Слово”, полностью контролируемому вами лично. А кто стоит за компаниями, владеющими “Интеруралом”, рынок не знает.— Один из владельцев — “Продстроймаш-Н”. За ним стоят его менеджеры. Это относится и к другим компаниям-владельцам. Все они российские, и за ними стоят совершенно конкретные россияне.— Вы в их числе?— Да, я и другие менеджеры “Интерурала”.— И какова ваша доля в “Интерурале”?— Крупная. Больше 50%.— А Росселя в числе учредителей “Интерурала” случайно нет?— Нет, это все домыслы и фантазии.— С рыночной капитализацией “Интерурала” происходили странные вещи. В прошлом году она чуть не достигла $600 млн. А с начала этого года акции компании, наоборот, стали лидерами падения. Недавно всего за день они потеряли больше 25%, и ММВБ пришлось остановить торги.— “Интерурал” никогда не занимался искусственным раздуванием собственной капитализации. Это очередные слухи и сплетни. Причина резкого падения в начале месяца — не в каких-либо изменениях, происходящих с компанией. Его спровоцировал один из брокеров, выбросивший на рынок значительный пакет акций. Но ему уже объяснили, что так делать не следовало. Сейчас акции будут снова подниматься [в цене], в том числе и потому, что “Интерурал” участвует в ряде крупных сделок. О них мы объявим позднее. Сейчас “Интерурал” очень много занимается энергетикой, ЖКХ, покупает оборудование для жилищных комплексов, которые будут работать на газе. При этом мы продолжаем торговать и металлами, и оборудованием для горно-металлургического комплекса.— Ну а вы сами считаете, что $600 млн — это нормальная капитализация для трейдера, не для производителя? Не раздутая?— Нормальная, раз акции так стоят. Это оценка рынка, “Интерурал” к этому не имеет никакого отношения.— А как вы объясните падение акций с начала этого года?— Цены на акции вообще падали. И акции “Интерурала” падали вместе со всем рынком. Но, если честно, я не особенно за этим следил.— Неужели вас не интересует, что происходит с акциями компании и ее капитализацией, тем более что всего за полгода она упала более чем в два раза?— Сейчас меня заботит главным образом строительный бизнес. Мне надо строить дома.— В конце августа “Интеруралу” предстоит погасить два транша своих облигаций примерно на 350 млн руб.— Никаких проблем с этим не будет. Мы недавно погасили один транш (более чем на 800 млн руб.), и все прошло без малейшей заминки. Нас совершенно это не беспокоит.— А что будет с банком “Гранит” (расчетным банком “Стройметресурса” и “Интерурала”)?— Банк “Гранит” является хорошим банком. Два месяца назад компания KPMG провела его проверку и признала его нормальным, хорошим банком, который может работать с западными банками (представитель KPMG подтвердил “Ведомостям”, что компания заверила годовую отчетность “Гранита”. — “Ведомости”). Кроме того, была проверка Центрального банка на предмет возможности участия “Гранита” в системе страхования вкладов физических лиц. Предварительно проверяющие отметили, что банк может быть рекомендован для того, чтобы получить право страхования вкладов (сотрудник ЦБ сказал “Ведомостям”, что проверяющие не вправе делать выводы о том, соответствует ли банк критериям допуска в систему страхования вкладов. — “Ведомости”).То, что происходит с “Гранитом”, происходит сейчас со многими банками средней руки, особенно с теми, что кредитовали строительство. Все они находятся в достаточно напряженном положении. Тем не менее с напряжением, но банк выполняет свои обязательства, и в ближайшее время он выйдет на нормальную работу.--------------------------------------------------------------------------------О КОМПАНИЯХ “Стройметресурс” — одна из ведущих строительных компаний Московской области, созданная в 1998 г. Специализируется на строительстве недорогого массового жилья. Работает в 12 городах Подмосковья и Екатеринбурге. В настоящее время строит около порядка 1 млн кв. м жилья, коммерческих и социально-культурных объектов. Основные акционеры: ООО “Слово” — 50% акций, ООО “Ити” — 30%, ООО “Открытая компания” — 10%.В 2003 г. выручка компании составила 1 млрд руб., чистая прибыль — 81 млн руб., капитал — 4,8 млрд руб. Краткосрочные обязательства на 1 января 2004 г. — 2,9 млрд руб., долгосрочные — 449 млн руб.“Интерурал” создан в июне 1989 г. Изначально занимался торговлей черными и цветными металлами. Среди клиентов компании — Нижнетагильский, Челябинский и Магнитогорский металлургические комбинаты, “Уралэлектромедь” и др. Сейчас компания торгует также углем, лесом и строительными материалами. По итогам 2003 г. выручка “Интерурала” составила 7,4 млрд руб., чистая прибыль -685 млн руб., капитал — 2,5 млрд руб. На 1 апреля 2004 г. около 54% его акций находилось в номинальном держании Национального депозитарного центра, 19,9% — в номинальном держании у научно-производственной фирмы “Гран-Сис”, а еще 19,9% числилось за ООО “Продстроймаш-Н”.БИОГРАФИЯ Александр Анатольевич Тихонов родился 4 декабря 1949 г. в городе Электростали (Московская область). В 1972 г. окончил Калининский политехнический институт по специальности “инженер-механик”. В 1972-1989 гг. работал во внешнеэкономическом объединении “Машиноэкспорт” Министерства внешней торговли СССР.С 1989 г. — гендиректор компании “Интерурал”. С 1994 г. — председатель совета директоров АКБ “Гранит”. В 1998-2004 гг. — председатель совета директоров ЗАО “Стройметресурс”. С 2004 г. — гендиректор “Стройметресурса”.

Комментарии

{Name}
{Date}
{Time}
{Text}
{Label:leaveComment}
{Label:nameLabel}
{Label:ratingLabel}
{Label:commentLabel}


Смотрите также: Новости портала, Новости индустрии, Новости компаний



MyMetal