19 июня
Поставить закладку Сделать стартовой О проекте Помощь Размещение рекламы на сайте
MyMetal.ru | весь металлургический рынок России
расширенный поиск

Новости индустрии


Джентльмены удачи



/Артем Зверев, Rusmet.ru/ Несколько дней назад, часов в 8 вечера, я прогуливался недалеко от сингапурского торгового центра Suntec, когда ко мне подошли два достаточно подозрительных африканских субъекта в поисках зажигалки. Субъекты были действительно неординарны, по крайней мере, с российской и азиатской точки зрения. Голова первого была украшена ковбойской шляпой с зеленым пером, розовая рубашка была расстегнута чуть ли не до пупа, на плечах накинут клубный щегольской пиджак, а на груди на толстой серебряной цепи висел массивный логотип Mercedes’а. Его друг и коллега – явно рангом пониже – был одет более скромно, однако в отличие от шефа, имя которому Бобби, младший все время подпрыгивал и удивленно приподнимал брови.Прикурив, Бобби спросил меня: «Ты откуда, брат?», я ответил, что из России. Бобби же оказался представителем славной африканской страны Либерия, в которой только недавно закончилась гражданская война. Все, что я знал про Либерию на тот момент, это то, что столица ее Монровия, там была гражданская война, их бывшего президента звали Чарльз Тэйлор, а сейчас у них президент женщина. Бобби спросил меня, а чем я собственно занимаюсь, я ответил, что занимаюсь аналитикой и консалтингом в области металлургии.Глаза Бобби полезли на лоб, он ткнул в бок своего приятеля – «Hey, man. Steel, ore». Приятель понял, что такое steel, но не понял, что такое ore, а Бобби принялся рассказывать мне о себе.«Понимаешь, -- говорит Бобби, -- у нас много кэша, очень много. Мы инвесторы, мы инвестируем. У нас много денег, все в Либерии. Только вот мы везде ездим, а инвестировать нам не дают. Мы солдаты, мы воевали, мы заработали свои деньги, а вложить их не можем. Мы хотим вложить деньги в сталь или цветные металлы, или в машины, а нас белые люди (сразу скажу, что в их понимании азиаты тоже попадают под категорию белые люди) не пускают». У меня в голове уже начинает вырисовываться ситуация, я начинаю медленно понимать, откуда Бобби и его напарник взяли деньги. «Нам не нужны вопросы. Мы солдаты. Это наши деньги. Мы хотим вложить их в бизнес. Металл, руда, понимаешь?»«Почему бы тебе тогда не вложить деньги в Африку? У вас же есть ископаемые? В Либерии есть ископаемые, в Нигерии, Гане, Бенине… Зачем вам Азия?»,-- спросил я. Вопрос на мой взгляд был вполне логичным – работа в Азии несколько специфична, тогда как богатый африканец в своей родной стране (или соседней) всегда найдет объект для приложения своих инвестиций. Да и местную специфику он знает как свои пять пальцев.«Мы не хотим вкладывать дома, -- уклончиво ответил Бобби, -- это риск».Теперь мне стало окончательно все понятно. И я решил спросить Бобби, а не разбирается ли он часом в драгоценных камнях -- тут в Азии этот бизнес процветает. При упоминании слово diamonds (бриллианты) Бобби улыбнулся, похлопал меня по плечу: «Ну вот, мэн, видишь, ты все понимаешь. Что нам делать? Мы солдаты, мы воевали, мы хотим вложить в бизнес (на слове «бизнес» представители Либерии делали уж какой-то совершенно потрясающий акцент)»«Нет, -- говорю я, -- Бобби, тут у тебя шансов немного. Большинство азиатских стран, в которых интересные для инвесторов темпы экономического развития сразу же начнут задавать вопросы о происхождении этих денег. А уж если ты решил вложиться в руду или металлы, то повышенное внимание со стороны контролирующих органов тебе обеспечено». Но Бобби упорно не хотел мириться с тем, что на этой планете есть люди, которые задают вопросы о происхождении денег. Я посоветовал Бобби все-таки попытать счастья на родине, или в соседних странах. Бобби и его товарищ сразу же отвергли это предложение.«К нам приезжают китайцы, они разговаривают с нашим правительством, показывают бизнес-планы, -- жалуется Бобби, -- скоро наши запасы будут отданы китайцам. Мы дома имеем деньги, но вложить их не можем. Мы приехали сюда, были и в Малайзии, и в Таиланде – там мы тоже вложить их не можем, потому что все спрашивают откуда у вас деньги». Кроме Бобби и его приятеля, как он сам говорит, по Азии сейчас разъезжает еще несколько до боли знакомых ему либерийских «делегаций»Я поинтересовался у Бобби, а почему он пытается вложить свои средства, добытые, как вы уже поняли, во время гражданской войны путем контрабанды драгоценных камней, именно в металлы или руду? Почему не в строительство, почему не в торговлю, почему, в конце концов, не в драгоценные камни? На что Бобби мне резонно ответил, что китайцы, которые приезжают в Африку смотрят именно на руду, а она нужна им для металлургии. А китайцы, по мнению Бобби, хитрые – они умеют делать деньги. На мое замечание о том, что китайцам нужна руда, чтобы вывозить ее в Китай, так как металлургия страны зависит от импорта сырья, Бобби твердым голосом африканского боевика сказал, что «если нужно китайцам – значит нужно и мне».Бобби, несомненно, находится хоть и при деньгах, но в очень сложном положении. Металлургический мир его не пустит даже на порог, а в своей родной Либерии он легко может оказаться в тюрьме, так как и там уже начинают задавать вопросы. Единственная страна, которая не задает пока еще вопросов в Азии, это Мьянма (Бирма): военная хунта любит деньги, особенно в виде кэша, а промышленность страны мягко и вежливо говоря практически никакая. Бобби что-то слышал про Мьянму – он был очень обрадован тем, что там у власти военные (легче общий язык найти). Вчера Бобби должен был улететь в Мьянму, но думаю, что и там у него ничего не получится. Не потому что Мьянме кэш не нужен, а потому что Бобби просто-напросто не сможет выйти на нужных людей, которые, как вы понимаете, по улицам с плакатами “инвестируем ваш нал” не ходят. Кроме того, прямо скажем, Бобби слишком сильно, по крайней мере, в Азии, привлекает к себе своим внешним видом внимание общественности (тут и одежда, и поведение и, от этого никуда не деться, цвет кожи). Но все-таки где-то в глубине души (очень глубоко, прямо скажем) я надеюсь, что лет через 5 мы услышим о какой-нибудь металлоторговой компании из Мьянмы с либерийским капиталом. Согласитесь, что сама идея существования мьянмарской компании с либерийским капиталом – это уже интересно. А если и не интересно, то, по крайней мере, забавно.

Комментарии

{Name}
{Date}
{Time}
{Text}
{Label:leaveComment}
{Label:nameLabel}
{Label:ratingLabel}
{Label:commentLabel}


Смотрите также: Новости портала, Новости индустрии, Новости компаний



MyMetal